Пресс-релиз решения Европейского суда по правам человека по делу «Aвдич против Боснии и Герцеговины” (жалоба № 28357/11) от 19 ноября 2013 года

21 листопада 2013 - advocate
article290.jpg

 Пресс-релиз
решения Европейского суда по правам человека по делу
«Aвдич против Боснии и Герцеговины”
(жалоба № 28357/11)
от 19 ноября 2013 года


Заявители, Сулейман Aвдич, Владо Адамович и Драго Ковачевич, являются гражданами Боснии и Герцеговины, которые родились в 1949 году, 1959 и 1962 годах соответственно и проживают в Сараево (г-н Aвдич и г-н Адамович) и Баня-Луке (г-н Ковачевич). Дело касалось жалобы заявителей об отказе в доступе к суду. Они были вовлечены в гражданское (г-н и г-н Aвдич, Ковачевич) и дисциплинарное (г-н Адамович) производства в отношении трудовых споров, после чего они обратились в Конституционный суд Боснии и Герцеговины.
Напомню читателям, что Конституция Боснии и Герцеговины вступила в силу 14 декабря 1995 года. Конституционный Суд был создан в соответствии со статьей VI Конституции, которая, в частности, гласит:
" 1. В состав Конституционного Суда Боснии и Герцоговины входят девять членов.
а) четыре члена избираются Палатой представителей Федерации, и два члена - Ассамблеей Республики Сербской. Остальные три члена избираются Президентом Европейского суда по правам человека после консультаций с Президиумом.
2. Процедуры
а)большинство всех членов суда составляют кворум.
б)суд принимает свой собственный регламент большинством голосов всех членов. Он проводит открытые слушания и обосновывает свои решения, которые должны быть опубликованы .
3. Юрисдикция
Конституционный Суд обеспечивает соблюдение данной Конституции.
б) Конституционный Суд также наделяется апелляционной юрисдикцией в отношении вопросов настоящей Конституции, которые возникают в связи с решением любого другого суда в Боснии и Герцеговине.
с) Конституционный Суд обладает юрисдикцией в отношении вопросов, которые рассматриваются любым судом Боснии и Герцеговины и заключаются в установлении того, не противоречит ли закон, от действительности которого зависит решение суда, настоящей Конституции, Конвенции о правах человека и основополагающих свободах и ее протоколам или законам Боснии и Герцеговины, или того, существует ли общая норма международного публичного права, имеющая отношение к решению суда, или какова сфера действия этой нормы
4. Решения
Решения Конституционного Суда является окончательнымы и обязательными"
Кроме того, Правило 40 (2) Регламента Конституционного Суда (Официальный вестник Боснии и Герцеговины NOS. 60/ 05, 76/ 05, 64/08 и 51/09) предусматривает, что Суд на пленарном заседании принимает решения большинством голосов всех его членов. Судья не может воздержаться от голосования (правило 41). Правило 40 (3), который был введено 30 мая 2009 года, гласит: "Исключительно, когда в процедуре принятия решения на пленарном заседании участвуют менее чем девять судей по причинам, указанным в Правиле 93 (1) [оставка судьи] или Правило 99 (6) [временное отстранение от должности до завершения производства по уголовному делу] настоящего Регламента, а также в случае, если еще не были назначены все судьи или один из судей неспособен исполнять свои обязанности в течение длительного периода времени в связи с болезнью, если не менее пяти судей не проголосуют одинаково по проекту решения по апелляции, считается, что принято решение отклонить апелляцию. Решение должно содержать все мнения, высказанные на заседании по вопросам, поднятым в апелляции"
В деле заявителей было применено правило, когда Конституционный Суд действует в составе менее чем 9 судей и, по крайней мере, 5 из которых не пришли к общему согласию о необходимости рассмотрения апелляции, в таком случае апелляция будет отклонена. Апелляции каждого из заявителей в части или в полном объеме были отклонены Конституционным Судом, потому что большинство из пяти судей не смогли прийти к общему мнению о необходимости рассмотрения апелляции.
Европейский суд по правам человека изложил свое мнение следующим образом.
Европейский Суд напоминает, что статья 6 § 1 Конвенции закрепляет за каждым право на рассмотрение любого спора о его гражданских правах и обязанностях предстать перед судом или трибуналом. Таким образом, она воплощает в себе "право на суд", из которых право на доступ к суду, то есть право инициировать производство в судах по гражданским делам, составляет один из аспектов "право на суд" (см. Голдер против Соединенного Королевства, постановление от 21 февраля 1975, § § 35-36). Это право распространяется только на споры ("оспаривание") по поводу "гражданских прав и обязанностей", которые признаны в соответствии с внутренним правом (см, среди других источников, “Джеймс и другие против Соединенного Королевства”, постановление от 21 февраля 1986 г., § 81, и “Пауэлл и Рейнер против Соединенного Королевства”, постановление от 21 февраля 1990 г., § 36) (п. 31).
Кроме того, "право на суд" не является абсолютным. Допускаются ограничения такого права, в частности, путем установления условий допустимости апелляции, так как по своей природе это требует регулирования со стороны государства, которое пользуется определенной свободой усмотрения в этом отношении (см., “Ashingdane против Соединенного Королевства”, постановление от 28 мая 1985 г., § 57). Однако, эти ограничения не должны ограничивать или уменьшить доступ лица к суду таким образом или до такой степени, что сама суть права нивелируется. Наконец, такие ограничения не будут совместимы со статьей 6 § 1, если они не преследуют законную цель или, если нет разумной соразмерности между используемыми средствами и целями, которые должны быть достигнуты (см. Levages Prestations Services против Франции, постановление от 23 октября 1996 года, § 40) (п. 32).
Что касается применимости статьи 6 к настоящему делу, Суд отмечает, что оспариваемое внутреннее разбирательство касалось определения "гражданских прав и обязанностей” заявителей по смыслу этой статьи (в частности, в отношении второго заявителя см. “Vilho Eskelinen и другие против Финляндии”, № 63235/00, § 62) (п. 33).
Суд повторяет, что статья 6 Конвенции не обязывает Договаривающиеся государства создавать апелляционные или кассационные суды. Тем не менее государство, которое создает такие суды обязано обеспечить, чтобы лица имели возможность в соотвествии с законом пользоваться в этих судах основными гарантиями, содержащимися в статье 6 (см., среди других источников, “Delcourt против Бельгии”, постановление от 17 января 1970 года, § 25). Эти гарантии включают в себя право на окончательное решение по вопросу, представленного в суде, в том числе, в случае заявителей, решение о приемлемости и/или по существу их конституционных жалоб (п. 34).
Суд отмечает, что Правило 40 (3) Регламента Конституционного Суда предусматривает, что, когда менее девяти судей участвуют в пленарном заседании, считается, что жалоба будет отклонена, если не менее пяти судей не проголосуют одинаково за обсуждаемое решение. Такое решение должно содержать все мнения, высказанные на пленарном заседании по вопросам, поднятым в деле, и являться окончательным в соответствии со статьей VI § 4 Конституции (п.35).
Вместе с тем Суд напомнил о своем решении по делу “Марини против Албании”, в котором конституционная жалоба заявителя была отклонена в результате отказа Конституционного Суда, прежде чем он, Суд установил, что такая ситуация оставила заявителя без окончательного решения его дела и, соответственно, ограничило саму суть его права на доступ к суду (п. 36).
Также Суд отклоняет утверждения правительства, что данное дело следует отличать от дела Марини. Хотя оспариваемые решения были окончательными, они не связаны с окончательным "определением" гражданских прав и обязанностей заявителей. Если Конституционный Суд принял официальное решение по апелляциям заявителей, он фактически отказался принять решение об их приемлемости и/или по существу. Единственной причиной почему жалобы заявителей на оспариваемые решения, в которых шла речь о фактах нарушения (“за” и “против”) были отклонены, было то, что суд обязан был сформировать большинство по любому из вопросов касающихся установления “гражданских прав и обязанностей” заявителей. Другими словами, не было никакого большинства ни для принятия ни для отклонения их апелляции. Когда нет никакого реального "определения" гражданских прав и обязанностей, право на обращение в суд остается иллюзорным (см. решение по делу Марини) (п. 37).
Суд принимает во внимание объем работы, с которыми сталкивается в Конституционный Суд. Он также признает, что для Конституционного Суда установлены свои собственные правила процедуры. Тем не менее, Правительство не указывает в своих материалах, что были предприняты какие-либо любые попытки поиска альтернативных решений. Более того, Суд отмечает, что статья VI § 2 Конституции предусматривает, что большинство всех членов суда, составляющих кворум, требуется только для принятия регламента суда (п.38).
В связи с вышеизложенным, Суд не видит причин отклоняться от своих рассуждений высказанных в деле Марини. Следовательно имело место нарушение статьи 6 § 1 Конвенции (п.39). Вместе с тем Суд установил справедливая компенсация в размере 3600 евро (EUR) (возмещение морального вреда)

Пресс-релиз и перевод подготовлены
Национальным экспертом
Совета Европы

Александром Дроздовым